лиха
Почём
фонд
как американские структуры проникали во власть и общество стран бывшего СССР
«Как человек, который помогал планировать государственный переворот не здесь, а в других частях света…»
Экс-советник бывшего президента США Дональда Трампа по национальной безопасности
12 июля
Джон Болтон
[цитата]
Он проговорился об американских интервенциях во время интервью CNN, когда спорил с журналистом
о том, требовало ли планирование штурма Капитолия в январе 2021 года «блестящего ума»
Сколько ума нужно для госпереворота
Корреспондент настаивал на том, что подготовка госпереворота — дело простое, а Болтон парировал — нет, это «требует большого количества работы».
Политик открыто признался в организации протестов в Венесуэле 2019 года, остальные страны не называл. Его высказывания косвенно указывают на то, что зона его работы не ограничивалась Южной Америкой.
Ранее Болтон обвинил нынешнего президента Джо Байдена в заявлениях о невмешательстве в российско-украинские отношения и открыто призвал подвергнуть российскую молодежь западной пропаганде.
В 2000 году Болтон, выходец из юридической школы Йельского университета, опубликовал статью под названием «Есть ли место «праву» в международных отношениях».
[воспоминание]
В ней он доказывал, что международного права не существует, а значит, нет смысла им руководствоваться во внешней политике,
Американист, профессор факультета права ВШЭ
Александр Домрин
В американской политике всё тесно связано, подчеркивает он. А потому неудивительно, что о госпереворотах открыто заявляет человек, который начинал карьеру в Агентстве CША по международному развитию (U.S. Agency for International Development): в 1981–1983 годах при президенте Рональде Рейгане Болтон занимал пост заместителя администратора программного и стратегического планирования USAID.
На бумаге цель этой структуры, спонсировавшей в том числе «демократический» фонд Сороса, — оказание невоенной помощи странам. На деле же это «лукавая организация, в значительной степени лицемерная», отмечает Александр Домрин. В истории USAID и формирования «мягкой силы» американской демократии кроются ответы на вопрос, почему ситуация на постсоветском пространстве складывается именно таким образом.
Начало интервенции
Первые $100 млн на поддержание антисоветской деятельности внутри стран социалистического лагеря в Европе были выделены Соединенными Штатами еще в 1951 году.
Деньги были предусмотрены «Законом об обеспечении безопасности», в частности поправкой Чарльза Керстена. Целевые выплаты предназначались для финансирования «любых отобранных» граждан, проживающих в СССР, Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии. Средства можно было потратить и на людей, бежавших оттуда. Иными словами, документ ставил крест на «Соглашении об установлении дипломатических отношений и о принципах взаимоотношений между двумя странами» от 1933 года.
Перебежчики из стран советского лагеря не просто тихо оседали на Западе — их переход становился громким событием, к которому подключались ведущие СМИ. Творчеству и самовыражению таких личностей давали «зеленый свет». С началом действия программы образовалась целая антикоммунистическая кампания, выросшая из громких побегов граждан стран соцлагеря.
Особенно активно покидали родину жители Чехословакии, Польши и Венгрии. Даже если речь шла о поиске более комфортных условий жизни на Западе в бытовом плане, побег с родины преподносился исключительно как политически мотивированный протест человека против тоталитаризма.


Большим успехом США стал переход на их сторону сразу нескольких советских разведчиков и офицеров КГБ: Николая Хохлова, Петра Дерябина, Анатолия Голицына, а также участника ликвидации Степана Бандеры Богдана Сташинского. Отступники позже обогатят данные американских спецслужб и поучаствуют в выборе русофобского курса внешней политики Запада. Большинство из них в Союзе занимались борьбой с украинским национализмом.

Дальше — больше
Вероятно, эффект от поддержки перебежчиков убедил США в развитии так называемой «мягкой силы». В 1961 году было создано USAID — первое в своем роде ведомство, отвечающее за международное экономическое развитие. Во всяком случае, так официально звучит миссия агентства.
Правовой почвой для возникновения этой структуры стал «Закон об иностранной помощи» (The Foreign Assistance Act), принятый американским конгрессом в 1961 году. Акт наделил правительство возможностью оказывать материальную и техническую помощь странам (кредитами, продовольствием и не только). Исключение составляли реципиенты, относящиеся к коммунистическому лагерю и нарушающие права человека. Впрочем, документ предусматривал оговорки, позволявшие посылать деньги даже диктаторам-каннибалам.
Концепция деятельности этой организации строилась на опыте международной помощи Европе после окончания Второй мировой войны, вошедшей в историю как план Джорджа К. Маршалла. Сокращая бедность в других странах и увеличивая производство, США создавали рынок для себя и уменьшали «угрозу коммунизма» — так пишет агентство о своей миссии.
Одним из инструментов «мягкой силы» стало стимулирование антисоветской пропаганды в радиоэфирах и СМИ. В 1963 году ряд западных стран, в том числе Великобритания, Италия, США и Франция, перестали глушить свои передачи для советских радиослушателей. В 1966 году заявили о создании «Фонда Свободной России», одной из задач которого наряду с изданием и распространением рукописей против «коммунистической диктатуры» было радиовещание — с тем же посылом.
С 1972 по 1974 год, в том числе руками посредников на Западе, агентство начинает проводить качественно новую внешнюю политику под соусом защиты прав человека в СССР. Вступает в силу положение в законе о торговле, по сути дискриминирующее Союз. С приходом к власти Джимми Картера эта работа достигает апогея. В январе 1977 года, первый месяц его президентства, The New York Times посвящает 31 из 38 материалов поддержке диссидентов, в феврале — 54 из 61, в марте — 58 из 62. Такая же тенденция наблюдалась в публикациях и других крупнейших газет, например, The Washington Post и Los Angeles Times.
1972
1974
Друзья «демократии» в Союзе
1 августа 1975 года генсек ЦК КПСС Леонид Брежнев подписал Хельсинкский акт, который представлял собой соглашение о неиспользовании силы в Европе. Оно давало надежду гражданам и странам с разным политическим строем мирно сосуществовать и даже сотрудничать, но в итоге стало отправной точкой, допустившей идейное присутствие Запада в СССР.
В мае следующего года группа общественных деятелей, относивших себя к либеральной части диссидентского движения в СССР, создала Московскую Хельсинкскую группу (МХГ). В учредительном заявлении говорилось о гуманитарной миссии организации, в частности сборе информации о нарушении прав человека в стране. Следом появилась Украинская Хельсинкская группа, в ее состав вошел представитель МХГ — генерал Петр Григоренко, который продвигал идеи о независимой Украине.
Почти сразу «филиал» взял курс на обвинение советской власти в геноциде украинского народа. По версии членов организации, которых активно поддерживала «мировая общественность», власти СССР искусственно создали голод в республике в 1933 году.
Эта же организация предпринимает одну из первых серьезных попыток официально обелить сторонников УПА, назвав их пособников жертвами репрессий. Вместе с другими политическими узниками режима группа называла цифры в 10 млн истребленных украинцев, то есть четверть от всех представителей нации.

Любопытный факт: члены МХГ, УХГ и связанные с ними диссиденты чрезвычайно активно в восьмидесятых поддерживали Алексея Добровольского. Этот человек считается идеологом так называемого славянского фашизма, неоязычества и родноверия. «Волхв», он же Доброслав (по этому имени известен праворадикальных кругах), стал «крестным отцом» многих экстремистских структур в России, Украине и Белоруссии. О том, что роднит Хельсинкские организации с неонацистами, «Известия» подробно расскажут в следующем расследовании.

Выход иноагентов из тени
Зарубежные структуры не прекращали работу в советское время, однако многие их планы всё же были нереализуемы до развала СССР, обращает внимание автор множества публикаций о «мягкой силе», ведущий научный сотрудник Института стран СНГ Александр Дудчак.
Наступают девяностые, которые развязывают руки зарубежным фондам и НКО. Они повально регистрируются на территории бывшего СССР один за другим: так, в 1992 году представительства в Москве открыли американский Фонд Макартуров и германский фонд Фридриха Наумана, в 1993-м — Фонд «Евразия» (напрямую финансировался через USAID), через год открылся Московский центр Карнеги — и это лишь малая часть списка.
В странах бывшего соцлагеря и практически во всех постсоветских республиках начинается очень активная деятельность разнообразных западных НКО, отмечает замглавы Института истории и политики МПГУ Владимир Шаповалов: «Причем речь идет как о формально некоммерческих организациях, таких как Фонд Сороса, так и о структурах, напрямую аффилированных с государственными ведомствами США, Великобритании, их разведками и спецслужбами».
Их используют в качестве элемента проникновения в общественное, политическое и интеллектуальное пространство страны и «переформатирование этого пространства по своим лекалам», объясняет собеседник «Известий». Через них начинают насаждать ценности, продвигают свои интересы, а иногда и конкретных политиков, которые выгодны США и их союзникам. И эта работа практически не встречает препятствий.
Причины понятные и прозаичные: в России и других постсоветских республиках начала девяностых доминирует идея интеграции в западные сообщества, даже путем потери части суверенитета и ценностей, говорит Владимир Шаповалов.
[цитата]
"у России нет своих национальных интересов"

Бывший министр иностранных дел

Андрей Козырев
занимал этот пост в 1990–1996 годах; с 2012 года живет в Майами.— Ред.

Подобного рода настроения доминировали в российских элитах, особенно первой половины девяностых, и это позволило широко раскрыть объятия для подобного рода НКО, которые рассматривались не как враждебные структуры для России, а как организации, несущие свет и правильные идеи в российское общество, — подчеркивает замглавы Института истории и политики МПГУ.
Через ту оптику и то международное видение любые совместные проекты воспринимались с большим оптимизмом и позитивом, вторит ему политолог Александр Асафов.
[цитата]
— Это было очень странное время, если анализировать с позиции дня сегодняшнего, —
Политолог
Александр Асафов
рассуждает он в беседе с «Известиями»
В частности, эфир предоставлялся «Аум Синрикё» (международная террористическая организация,
запрещена в РФ. — Ред.) во главе с Секо Асахарой, который позже устроил теракт в токийском метро
Александр Асафов напоминает, как к «Макдоналдсу», ныне покинувшему Россию, выстраивалась гигантская очередь. «Всё, что приходило с Запада, воспринималось как нечто новое, как шанс стать частью светлого западного будущего. А образ этот тщательно вырисовывали специалисты по так называемой публичной дипломатии: в США это целое направление внешней политики, в которой участвуют и спецслужбы», — говорит собеседник.
Профессор факультета права ВШЭ Александр Домрин подчеркивает, что USAID начинает особенно активно действовать после расстрела Верховного Совета 1993 года. Через многочисленные «демократические» институты со статусом неправительственных организаций (например, National Democratic Institute, который возглавляла Мадлен Олбрайт) вливаются деньги в «российских клиентов».
— Своих клиентов они находили среди так называемых демократических партий и предоставляли им деньги, нарушая российское законодательство, которое не разрешает иностранное финансирование политических партий, — подчеркивает юрист. — Но никому до этого дела не было.
Хрестоматийный случай
Особенно широко и печально известна деятельность структур Джорджа Сороса, которые не просто участвовали в разного рода псевдопросветительских, квазиобщественных мероприятиях, но и переформатировали образовательное и научное пространство России. Опрошенные «Известиями» эксперты вспоминают о завалах учебной и научной литературы, которая издавалась под эгидой Сороса.
Там, вероятно, тоже не обошлось без денег USAID. В 2017 году американская группа активистов Judicial Watch подала в суд на Госдепартамент и Агентство по международному развитию из-за того, что почти $5 млн из денег налогоплательщиков передали македонскому отделению фонда «Открытое общество» Сороса.
Образовательные проекты и гражданские инициативы воспринимались как помощь, а не как агентурная сетка западных спецслужб для влияния на общество и государственность, отмечает политолог Александр Асафов.
— Даже в культовом как для США, так и для нашей страны боевике «Терминатор 2» главный герой в беседе с роботом и своей матерью упоминает о том, что Россия теперь друг США, почему же вдруг может случиться ядерная война, — напоминает он. — В нашем обществе это настроение дружбы разделяли. Конечно же, никто не думал, что все эти институции, которые ко всему прочему пришли к нам с деньгами строить демократию, инструмент врага для закрепления результата — развала Советского Союза.
На Украине фонд «Возрождение» (еще одна структура Сороса) обосновался в 1990 году — раньше, чем в России, Белоруссии, Казахстане и многих других республиках бывшего Союза, подчеркивает Александр Дудчак из Института стран СНГ. На Украине была более благоприятная почва. Западные структуры «мониторили украинское общество» и до 1991 года, успели запустить там культурологические программы с политическим уклоном, а после, получив больше возможностей, первым делом начали отбирать талантливую молодежь.
[цитата]
— На Украине было удобнее, легче это сделать, потому что среда действительно была более податливая, —
Политолог, автор множества публикаций о «мягкой силе», ведущий научный сотрудник Института стран СНГ
Александр Дудчак
рассуждает в беседе с «Известиями»
Первые препоны
В 2012 году Москва обвинила USAID в политических манипуляциях на Кавказе и уведомила организацию о необходимости свернуть деятельность в РФ, несмотря на период «перезагрузки». По словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, агентство при прямой финансовой поддержке американских ведомств занималось «внутриполитической раскачкой» в России. Дипломат сравнила его с волком в овечьей шкуре: разница лишь в том, что хищник давно разоблачен.
Прекратилась ли работа США в России? Едва ли. Профессор факультета права ВШЭ Александр Домрин напоминает, что USAID — не единственный инструмент для прямого вмешательства в дела страны. В 2002 году в США приняли закон о демократии в России — Russian Democracy Act.
— По нему каждый год тем, кто развивает «гражданское общество» в России и занимается откровенной антиправительственной деятельностью, американское посольство выделяло $50 млн и до сих пор выделяет, естественно, не называя имен, — говорит собеседник. Простые расчеты указывают на то, что за 20 лет только по этому закону на развитие «гражданского общества» в России был выделен $1 млрд.
Помимо USAID, в 2015 году Москва постановила приостановить деятельность Национального фонда демократии (NED). Постепенно вводились и такие юридические механизмы, как статус иноагента, который ограничивает деятельность таких структур. На Украине же, например, лишь способствовали их распространению.
— Была определенная попытка противодействовать совершенно явным агрессивным действиям Запада, когда к власти пришел Виктор Янукович. Однако единственное, что они сделали, это убрали церэушников из здания СБУ на Владимирской улице в Киеве, — говорит ведущий научный сотрудник Института стран СНГ Александр Дудчак.
А при Викторе Ющенко все вернулись обратно, западное влияние набрало обороны. «Ничего больше не было сделано. Они расцветали пышным цветом даже при Януковиче, когда открывались при вузах и совершенно замечательно чувствовали себя так называемые информационные центры евро-атлантической интеграции», — рассказывает собеседник.
Они занимались пропагандой НАТО и евроинтеграции, массово поставляли литературу в учебные заведения, проводили семинары. Схема сработала: уже к 2012–2013 годам на Украине побаивались говорить о НАТО как об источнике множества войн и конфликтов, отмечает собеседник. Политики тем временем способствовали приходу к власти националистов, чтобы «на их фоне выглядеть более или менее прилично», но это им не помогло и привело к плачевным последствиям — «доигрались».
USAID, аффилированные с ними фонды и НКО и другие структуры продолжают развертывать деятельность на территории СНГ. 9 июля Госдеп объявил, что только по линии агентства выделяет Украине свыше $80 млн; в Грузии планируется запустить программу обучения школьных учителей и воспитания будущих поколений, готовых к проявлению гражданской позиции; в Киргизии по линии проекта «Местное преобразование» выделяют по $50 тыс. на частные детсады и обучают выпускников детдомов «безопасной и ответственной миграции» — всё это лишь крохотный фронт работы USAID. 
Доминирующее направление деятельности западных фондов и НКО
Замглавы Института истории и политики МПГУ Владимира Шаповалов подчеркивает, что одним из доминирующих направлений деятельности западных фондов и НКО было и остается формирование антироссийских настроений. На это тратится значительная часть средств, которая выделяется на их проекты.
«Разрыв культурных, гуманитарных, интеллектуальных связей между республиками постсоветского пространства и Россией», а также «переформатирование исторического прошлого» — вот их настоящая цель. Западные структуры добиваются, чтобы традиционные партнеры России восприняли ее «как агрессивное колониальное государство, которое стремится к захвату территорий, подчинению или закабалению тех или иных народов», резюмирует собеседник «Известий».
Как помощники USAID и европейские структуры наращивают антироссийские настроения и откровенную русофобию, вливая миллионы в безобидные, на первый взгляд, проекты, читайте в следующих материалах «Известий».